Кемерово. Голуби-пофигисты атаковали город (видео)

У кемеровчан новая забава – выпас голубей-пофигистов. Большая стая пернатых расположилась на улице Весенняя, что в центре города. Однако, птицы предпочитают не летать, а смирно сидеть на земле, несмотря на жуткий холод. Не боятся голуби и прохожих, удивленно наблюдающих за необычным поведением символов мира.


Точно объяснить причины такого поведения кемеровских птичек никто не берется. Только предполагают. Возможно это птичий пикет – так голуби выражают свое недовольство отсутствием голубятни в центральном парке. Правда, в отличие от городских властей есть и те, кто действительно любит птиц – кузбасские голубеводы.

Так, в голубятне кемеровчанина Эдуарда Погореленко 30 уникальных пернатых. За ними ездил в Киргизию, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан. Найти в чужой стране ту единственную и неповторимую сложно, а перевезти ее через границу – целая история. Но никакие потраченные на «заграничных красоток» деньги и усилия на содержание «гарема» не сравнимы с удовольствием от азиатской красоты птиц.

— У нас в Кемерове, — говорит Эдуард, — есть несколько человек, которые могут за голубей все отдать, и я среди них.

Чем Эдуард только ни занимался: собирал почтовые марки, увлекался рыбалкой, играл в бильярд. Но все это было лишь временной забавой, а любовь к голубям вечна, убежден Эдуард. Ему было 6 лет, когда отец принес домой первого голубя. Хобби отца из всей семьи поддержал только Эдуард. Он даже сам занимается лечением своих питомцев. Отвозит к ветеренару только в крайних случаях, когда нужно хирургическое вмешательство.

Эдуард приносил домой разных птиц – щеглов, дроздов, филинов. Но особые отношения у хозяина сложились только с голубями. У них все, как у людей, считает голубевод: некоторые птицы верны своему избраннику, другие же могут изменять. Но если у кого-то из птичьей семьи проблемы, никогда не оставят в беде. В этом Эдуард учится у своих питомцев.

— Люди, которые разводят голубей, — говорит Погореленко, — другие. Голуби меняют людей, и на мир они смотрят по-другому.